Взыскиваются ли проценты за пользование чужими деньгами при просрочке оплаты субподрядных работ?


Верховный Суд пояснил, что период расчета процентов за пользование чужими денежными средствами должен определяться с учетом условий спорных договоров и даты поступления денежных средств от заказчика-генподрядчика14 Января 2020Судебная практикаГражданское право и процесс

Фотобанк FreepikЭксперты «АГ» разошлись в оценке выводов ВС. По мнению одного из них, определение Суда соответствует сложившейся судебной практике в сфере договорных отношений и лишь напоминает нижестоящим инстанциям о нормах материального права, подлежащих применению по данным категориям споров. Другая отметила, что выводы ВС РФ нельзя считать соответствующими нормам действующего гражданского законодательства, по ее мнению, они ошибочны и не аргументированы, поэтому негативно повлияют на судебную практику.

24 декабря Верховный Суд РФ вынес Определение № 305-ЭС19-20514 по спору о взыскании субподрядчиком процентов за пользование чужими денежными средствами при просрочке оплаты выполненных им договорных работ подрядчиком.

В августе 2015 г. общества «ЮСТТЕЛЕКОМ» (подрядчик) и «Строительная компания Регион» (субподрядчик) заключили три договора о выполнении субподрядных работ по строительству нескольких линий московского метро. Субподрядчик должен был осуществить комплекс договорных работ в согласованный срок на основании рабочей документации, утвержденной непосредственным их заказчиком в лице АО «МОСКОВСКИЙ МЕТРОСТРОЙ».

Выполненные работы оплачивались подрядчиком ежемесячными денежными промежуточными платежами на основании подписанных сторонами актов приемки выполненных работ (форма КС-2), справки о стоимости выполненных работ и затрат (форма КС-3), при наличии исполнительной документации. Оплата происходила на основании выставленных субподрядчиком счета и счета-фактуры в течение 12 дней после поступления денежных средств от заказчика-генподрядчика (п. 4.1 и 4.5 договора).

Строительная компания выполнила все договорные работы, о чем свидетельствовали подписанная сторонами документация по формам КС-2 и КС-3, а также акты сверок взаимных расчетов. Поскольку подрядчик нарушил сроки оплаты таких работ, строительная компания обратилась в суд с иском о взыскании 4,3 млн руб. в качестве процентов за пользование чужими денежными средствами.

АС г. Москвы удовлетворил иск, впоследствии апелляция и кассация поддержали решение первой инстанции. Суды учли обстоятельства, установленные при рассмотрении дела № А40-245487/2017 по иску субподрядчика о взыскании с ответчика задолженности за выполненные работы, а также дела № А40-28284/2017, в рамках которого с АО «МОСКОВСКИЙ МЕТРОСТРОЙ» в пользу истца была взыскана задолженность за выполнение спорных работ и проценты за пользование чужими денежными средствами. Суды сочли, что «ЮСТТЕЛЕКОМ» своевременно не исполнил обязанность по оплате спорных работ, в связи с чем ему следовало уплатить проценты за пользование чужими денежными средствами.

При этом суд первой инстанции указал, что исполнение ответчиком перед истцом обязательства по оплате выполненных работ не может ставиться в зависимость от исполнения судебного решения, взыскавшего денежные средства за выполнение спорных работ с непосредственного заказчика работ. АС г. Москвы также заключил, что ссылка ответчика на неоплату (просрочку оплаты) АО «МОСКОВСКИЙ МЕТРОСТРОЙ» выполненных работ не является основанием для удовлетворения иска субподрядчика, так как вышеуказанное общество не является стороной по спорным договорам. Следовательно, отсутствие у должника денежных средств не освобождает его от ответственности за неисполнение денежного обязательства и начисления процентов, установленных ст. 395 ГК РФ.

В свою очередь апелляция дополнительно указала, что основанием для возникновения обязательства ответчика по оплате выполненных работ является сдача ему результата работ. Соответственно, проценты за пользование денежными средствами начисляются со дня, следующего за днем истечения 12 календарных дней от даты подписания сторонами актов формы КС-2 и КС-3.

В своей кассационной жалобе в Верховный Суд РФ общество «ЮСТТЕЛЕКОМ» сослалось на нарушение нижестоящими судебными инстанциями норм материального права. Так, заявитель согласился с наличием просрочки в оплате выполненных работ, но указал на иной ее период. В обоснование своих доводов он сослался на условия договоров, считая срок наступления обязательства по оплате работ с момента поступления денежных средств от заказчика-генподрядчика.

После изучения материалов дела № А40-183152/2018 высшая судебная инстанция отметила, что в рамках рассматриваемого спора истец предъявил иск о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, начисленных на сумму задолженности за выполненные работы, не уплаченной ответчиком своевременно.

Верховный Суд РФ напомнил, что оплата выполненных подрядчиком работ производится заказчиком в размере, предусмотренном сметой, в сроки и в порядке, которые определены законом или договором строительного подряда. При отсутствии соответствующих указаний в законе или договоре оплата работ производится по правилам ст. 711 Кодекса (п. 1 ст. 746 ГК РФ).Читайте такжеАктуализация судебной практикиОпубликован Обзор судебной практики Верховного Суда РФ № 2 за 2017 г.28 Апреля 2017 Новости

Со ссылкой на ряд положений ГК РФ и ответ на вопрос № 2 из Обзорасудебной практики № 2 за 2017 г. Верховный Суд отметил, что действующему законодательству не противоречит условие договора субподряда об исчислении срока оплаты выполненных субподрядчиком строительных работ с момента сдачи генеральным подрядчиком результата этих работ заказчику по договору или с момента получения генеральным подрядчиком оплаты от заказчика. Следовательно, условия договоров, согласованные сторонами спора и предусматривающие оплату работ ответчиком промежуточными платежами в течение 12 дней после поступления денежных средств от заказчика-генподрядчика, носят законный характер.

ВС также отметил, что подрядчик представил в обоснование своей позиции постановление о возбуждении исполнительного производства от 12 октября 2017 г. в отношении АО «МОСКОВСКИЙ МЕТРОСТРОЙ». Указанный документ подтверждал факт предъявления ответчиком исполнительного листа, выданного АС г. Москвы по делу № А4028284/2017 по иску общества о взыскании задолженности с заказчика, а также инкассовое поручение от 30 октября того же года о перечислении последним суммы задолженности. «При таких обстоятельствах выводы судов о том, что взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами не может быть поставлено в зависимость от оплаты или неоплаты работ третьим лицом, а их начисление надлежит производить со дня, следующего за днем истечения 12 календарных дней от даты подписания сторонами актов формы КС-2, КС-3, нельзя признать законными. Период расчета процентов за пользование чужими денежными средствами должен определяться с учетом условий договоров и даты поступления денежных средств от заказчика-генподрядчика», – отмечается в определении.

Верховный Суд добавил, что в судебном заседании представители сторон пояснили, что осуществленный ответчиком с нарушением согласованных сроков спорный платеж, на сумму которого начислены проценты за пользование чужими денежными средствами, представляет собой окончательный расчет за выполненные компанией работы. Он также пояснил, что это обстоятельство не исследовалось нижестоящими судами, как и возможность применения п. 4.6 договоров, предусматривающего порядок окончательного расчета между сторонами по итогам выполнения работ в 35-дневный срок после подписания акта сдачи-приемки, при условии предоставления банковской гарантии. В этой связи ВС отменил судебные акты нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение в АС г. Москвы.

Адвокат АП г. Москвы Алина Емельянова считает, что Верховный Суд высказал правовую позицию, противоречащую изложенной в Обзоре судебной практики ВС РФ № 2 за 2017 г., хотя и сослался на нее. «Тогда ВС РФ отметил допустимость условия договора субподряда об исчислении срока оплаты выполненных субподрядчиком строительных работ с момента сдачи генеральным подрядчиком результата этих работ заказчику по договору или с момента получения генеральным подрядчиком оплаты от заказчика. Однако при этом Суд сослался также на п. 23 ПостановленияПленума ВС РФ № 54 от 22 ноября 2016 г., согласно которому срок исполнения обязательства может исчисляться в том числе с момента исполнения обязанностей другой стороной, совершения ею определенных действий или с момента наступления иных обстоятельств, предусмотренных законом или договором (п. 1 ст. 314, ст. 327.1 ГК). Если действия кредитора, совершением которых обусловлено исполнение обязательства должником, не будут выполнены в установленный законом, иными правовыми актами или договором срок, а при отсутствии такого срока – в разумный срок, кредитор считается просрочившим его (ст. 328, 406 ГК). Таким образом, суд указал на презумпцию разумного срока исполнения обязательства, если иной срок не установлен законом, иными правовыми актами или договором», – пояснила эксперт.

По ее мнению, условие «заплачу, когда мне заплатят» не может являться условием о сроке оплаты, поскольку оно может и не наступить: «Если условие не позволит точно определить предельный срок исполнения обязательств, действуют правила ст. 314 ГК РФ». Адвокат добавила, что часть судов пошла по пути буквального толкования первой части правовой позиции Обзора ВС (по вопросу № 2) от 2017 г., полагая, что такие «неопределенные» условия о сроке допустимы (№ А56-36477/2017, № А40-23731/2017).

«Другая часть судов совершенно верно учитывала правовую позицию обзора в совокупности с другими нормами гражданского права, подробно анализируя правовую природу подрядных отношений. Это приводило к правильным выводам: состояние неопределенности срока наступления обязательства в подрядных отношениях недопустимо, лицо не может нести риски, связанные с неисполнением обязательств третьим лицом, необходимо учитывать правовую природу договора подряда как обменной сделки (№ А71-9616/2017, № А56-50848/2017)», – пояснила эксперт.

Алина Емельянова заключила, что определение ВС РФ нельзя считать соответствующим нормам действующего гражданского законодательства. «Выводы Суда ошибочны, не аргументированы. Изложенная в нем правовая позиция негативно скажется на судебной практике (суды предпочтут формальный подход к разрешению таких споров содержательному)», – предостерегла она.

В свою очередь адвокат АП г. Москвы Илья Прокофьев считает, что определение соответствует сложившейся судебной практике в сфере договорных отношений. «Действительно, неисполнение стороной договора своих обязательств по нему по вине третьих лиц не может освободить его от ответственности за неисполнение денежных обязательств в соответствии со ст. 395 ГК РФ», – отметил он.

По словам эксперта, сторона, заключая договор, принимает на себя обязательства с учетом анализа рисков (в том числе зависящих от третьих лиц), поэтому в дальнейшем ссылка на их вину, повлиявшую на исполнение условий договора, является несостоятельной. «Однако в судах широко распространена практика, когда вина третьих лиц служит основанием для уменьшения неустойки в соответствии со ст. 333 ГК РФ. Поскольку рассмотренный Верховным Судом спор является довольно типичным, то вынесенное определение не повлияет существенным образом на практику, а лишь напомнит судам о нормах материального права, которые подлежат применению по данным категориям споров», – резюмировал Илья Прокофьев.

первоисточник

Остались вопросы?

Напишите мне, я онлайн!

X




C политикой конфиденциальности в отношении обработки защищаемой информации ознакомлен