ВС: Недопустимо взыскивать пенсию, выплаченную добросовестному гражданину


Суд пришел к выводу, что признание недействительным решения об установлении инвалидности само по себе не является основанием для возврата излишне выплаченной пенсии, если не доказана недобросовестность гражданина14 Января 2020Судебная практикаГражданское право и процесс

Фото: «Адвокатская газета»В комментарии «АГ» одна из адвокатов подчеркнула, что подход ВС направлен на восстановление баланса публичных и частных интересов в пенсионной сфере. Другая отметила, что Суд распространил на страховые пенсии выводы, ранее сделанные Конституционным Судом в отношении трудовых пенсий. Третья эксперт предположила, что позиция ВС верна и должна быть отражена в разъяснениях Пленума.

В конце ноября 2019 г. ВС рассмотрел вопрос о правомерности взыскания сумм социального обеспечения, выплаченных гражданину на основании решения об установлении инвалидности, позднее признанного недействительным из-за ошибок, допущенных бюро медико-социальной экспертизы (Определение от 25 ноября 2019 г. № 5-КГ19-190).

Отмена решения об установлении инвалидности

В декабре 2015 г. Эдуард Курнышов был признан инвалидом II группы до декабря 2016 г. На этом основании он получал социальную пенсию по инвалидности и ежемесячные выплаты в соответствии с Законом о государственном пенсионном обеспечении.

Однако в мае 2016 г. Главное бюро медико-социальной экспертизы по г. Москве в рамках проверки актов бюро медико-социальных экспертиз отменило решение об установлении Эдуарду Курнышову инвалидности и признало недействительными соответствующую справку и индивидуальную программу реабилитации с 27 мая 2016 г. С 1 июня 2016 г. ПФР прекратил перечислять гражданину пенсию и ежемесячные выплаты.

Позднее, в марте 2017 г., комиссия Главного управления ПФР № 3 по г. Москве и Московской области установила, что Эдуард Курнышов получил чуть более 71 тыс. руб. пенсионного обеспечения, права на которое не имел. Гражданина известили о переплате и попросили вернуть эти деньги.

Две инстанции взыскали с гражданина ранее выплаченную ему пенсию

Поскольку гражданин не исполнил требование управления добровольно, последнее обратилось в Кузьминский районный суд г. Москвы, который удовлетворил иск в полном объеме. Первая инстанция квалифицировала социальные выплаты, полученные гражданином, как неосновательное обогащение. Районный суд пришел к выводу, что пенсия и ежемесячная денежная выплата были назначены в результате представления Эдуардом Курнышовым недействительной справки об установлении ему инвалидности.

Ответчик настаивал на отсутствии его вины в переплате, однако первая инстанция решила, что этот довод не имеет правового значения. В данном споре вопрос о наличии либо об отсутствии виновных действий со стороны ответчика не влияет на его обязанность возвратить необоснованно полученные денежные средства, указал суд. Эту позицию поддержала и апелляция.

ВС поддержал гражданина, сославшись на позицию Конституционного Суда

Не сумев добиться рассмотрения дела первой кассацией, Эдуард Курнышов обратился в Верховный Суд, который, оценив акты нижестоящих инстанций, определил, что выводы районного суда и апелляции сделаны с существенным нарушением норм материального и процессуального права.

Прежде всего судебная коллегия отметила, что признание гражданина инвалидом и установление группы инвалидности производятся учреждениями медико-социальной экспертизы в рамках регламентируемой процедуры, исходя из комплексной оценки состояния организма гражданина. При этом, подчеркнул ВС, именно такое учреждение несет ответственность как за принятое решение, так и за соблюдение предусмотренного законом порядка признания граждан инвалидами, включая проверку представления необходимых для проведения экспертизы документов.

Кроме того, решение о признании гражданина инвалидом является обязательным для исполнения органами государственной власти и местного самоуправления, а также любыми организациями, добавил Суд со ссылкой на ч. 4 ст. 8 Закона о социальной защите инвалидов.

ВС согласился с тем, что, как следует из ч. 1 и 2 ст. 28 Закона о страховых пенсиях, граждане несут ответственность за достоверность документов, представляемых для установления и выплаты страховой пенсии. В случае если представление недостоверных сведений или несвоевременное их представление повлекло за собой перерасход средств на выплату страховой пенсии и фиксированную выплату по ней, виновные лица возмещают ПФР причиненный ущерб.

В то же время Судебная коллегия по гражданским делам подчеркнула, что по смыслу положений п. 3 ст. 1109 Гражданского кодекса не считаются неосновательным обогащением и не подлежат возврату денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средств к существованию, т.е. суммы, которые предназначены для удовлетворения его необходимых потребностей, к ним относятся и пенсии. Возвращение этих сумм поставило бы гражданина в трудное материальное положение, пояснил ВС.

Дополнительно Суд отметил, что закон устанавливает и исключения из этого правила: излишне выплаченные суммы необходимо вернуть, если их выплата была результатом недобросовестных действий получателя или счетной ошибки. При этом добросовестность гражданина презюмируется, а значит, бремя доказывания обратного лежит на стороне, требующей возврата излишне выплаченных денежных сумм.

ВС также обратил внимание на тот факт, что нормы ГК о неосновательном обогащении и недопустимости возврата определенных денежных сумм могут применяться и за пределами гражданско-правовой сферы, в частности в рамках правоотношений, связанных с получением гражданами пенсий и других социальных выплат.Читайте такжеКС запретил взыскивать излишне уплаченную по ошибке пенсию по инвалидностиКонституционный Суд указал, что ответственность за это несет не гражданин, а бюро медико-социальной экспертизы и Пенсионный фонд
28 Февраля 2018 Новости

В обоснование своей позиции Судебная коллегия сослалась на Постановление Конституционного Суда от 26 февраля 2018 г. № 10-П. Из данного акта следует, что гражданин в ситуации, аналогичной случаю Эдуарда Курнышова, не может ставиться перед безусловной необходимостью претерпевать все неблагоприятные последствия признания решения об установлении инвалидности недействительным без учета нарушений, допущенных учреждением медико-социальной экспертизы, если сами эти нарушения не являются следствием противоправных действий гражданина.

Конституционный Суд подчеркивал, что возложение на гражданина, проходящего медико-социальную экспертизу, ответственности при нарушении работниками учреждения медико-социальной экспертизы порядка принятия решения, по сути, обязывает такое лицо контролировать действия соответствующего учреждения. В то же время в рамках легальной процедуры проведения такой экспертизы гражданин не может оказать влияние на принятие соответствующим учреждением того или иного решения.

В том же постановлении указано, что при рассмотрении споров о взыскании денежных средств в связи с перерасходом средств ПФР, обусловленным выплатой пенсии по инвалидности, назначенной на основе решения, признанного впоследствии недействительным из-за допущенных при его принятии процедурных нарушений, суды обязаны исследовать обстоятельства, свидетельствующие о наличии или об отсутствии признаков недобросовестности (противоправности) в действиях получателя пенсии.

Руководствуясь позицией Конституционного Суда, ВС пришел к выводу, что признание недействительным решения об установлении инвалидности само по себе не является основанием для взыскания с гражданина излишне выплаченных территориальным органом ПФР денежных средств без установления факта недобросовестности (противоправности) в действиях гражданина, которому были назначены пенсия по инвалидности и ежемесячная выплата.

Несмотря на то что представление управлением недействительной справки об установлении инвалидности, по сути, является заявлением о недобросовестности ответчика, нижестоящие инстанции данный довод не оценили, заметила судебная коллегия. ВС пояснил, что по данному делу необходимо было установить, имели ли место со стороны Эдуарда Курнышова недобросовестность (противоправность) при проведении в отношении него медико-социальной экспертизы и получении им справки об установлении инвалидности и, как следствие, получение им социальной пенсии по инвалидности и ежемесячной денежной выплаты.

Поскольку, еще раз подчеркнул Верховный Суд, добросовестность гражданина в этом случае презюмируется, следовало возложить бремя доказывания недобросовестности Эдуарда Курнышова при получении статуса инвалида и предъявлении им в пенсионный орган справки об установлении инвалидности на пенсионный орган, требующий возврата названных выплат.

Помимо этого ВС заметил еще одну ошибку первой и апелляционной инстанций. Дело в том, что они взыскали сумму полученных ответчиком социальных выплат за период с 17 ноября 2015 г. по 31 мая 2016 г., в то время как справка о признании Курнышова инвалидом признана недействительной только с 27 мая 2016 г., о чем Главное бюро медико-социальной экспертизы по г. Москве сообщило в ответе на запрос районного суда. Несмотря на это первая инстанция взыскала денежные средства, законно полученные гражданином с 17 ноября 2015 г. по 27 мая 2016 г.

С учетом сказанного Верховный Суд отменил решение Кузьминского районного суда и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Эксперты согласились с правомерностью позиции ВС

Адвокат АК № 22 «Гражданские компенсации» Нижегородской областной коллегии адвокатов Ирина Фаст рассказала «АГ», что Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ осенью 2019 г. вынесла несколько значимых определений, направленных на пресечение сложившегося в судах общей юрисдикции формального подхода к рассмотрению споров по возмещению вреда здоровью, назначению пенсий по потере кормильца и по иным социальным вопросам. В частности, эксперт отметила определения № 15-КГ19-3№ 5-КГ19-207№ 5-КГ18-212.Читайте такжеВ каких случаях излишне выплаченное пособие подлежит возврату как неосновательное обогащение?Верховный Суд отметил, что судам, в первую очередь, следовало установить наличие счетной ошибки или недобросовестности со стороны получателя ежемесячных денежных выплат
01 Ноября 2019 Новости

«Нужно отметить, что подобный формальный подход стал возможен в том числе и из-за позиции самого Верховного Суда, который в последние годы неохотно высказывался в пользу граждан при разрешении споров между ними и государственными органами, учреждениями, фондами, – пояснила Ирина Фаст. – Это привело к тому, что исправлять ошибки судов общей юрисдикции гражданам приходилось через Конституционный Суд, поскольку сложившаяся правоприменительная практика нарушала конституционные права гражданина как слабой стороны публичного правоотношения».

По ее мнению, рассматриваемое определение основано на позиции Конституционного Суда, изложенной в Постановлении № 10-П/2018, и, безусловно, направлено на восстановление баланса публичных и частных интересов в пенсионной сфере.

Адвокат обратила внимание на то, что ВС отметил и такое существенное нарушение норм нижестоящими судами, как взыскание в качестве неосновательного обогащения суммы, полученной гражданином за период, когда справка об инвалидности не была признана недействительной. «Хочется верить, что такая очевидная ошибка была допущена исключительно в силу высокой нагрузки на суды г. Москвы», – сказала Ирина Фаст.

Адвокат АП Волгоградской области, к.ю.н. Юлия Севастьянова отметила, что в данном случае ВС распространил на страховые пенсии выводы КС, сделанные последним в 2018 г. в отношении трудовых пенсий. «Комментируя “АГ” Постановление от 26 февраля 2018 г. № 10-П, я полагала, что в отношении переплаты по страховой пенсии суды общей юрисдикции могут сохранить прежний формальный подход, возлагающий на получателя пенсии соответствующие риски, даже если ошибка при ее назначении возникла по вине бюро медико-социальной экспертизы, так и произошло в этом деле», – сказала эксперт.

По ее мнению, исправив ошибки нижестоящих инстанций, ВС обозначил, в каком направлении должна развиваться практика по аналогичным спорам: независимо от того, произошла ли ошибка при назначении трудовой или страховой пенсии, ответственность за переплату не может возлагаться на добросовестного пенсионера, поскольку он в рамках легальной процедуры проведения медико-социальной экспертизы не оказывает влияние на принятие соответствующим учреждением того или иного решения.

В свою очередь адвокат АП г. Москвы Анжелика Тамбовская сообщила, что ошибки при назначении пенсии возникают, как правило, из-за неправильно оформленных бумаг, причем обычно «оплошности» допускают не сами пенсионеры, а чиновники. «Когда гражданин приносит в ПФР выданный ему ворох справок, специалисты фонда обязаны самостоятельно выявлять нарушения в заполнении документов. При этом сам факт начисления пенсии означает, что пенсионные документы в порядке», – подчеркнула она.

Эксперт отметила, что акт первой инстанции в очередной раз демонстрирует как встречающийся поверхностный подход судов общей юрисдикции при оценке нарушения социальных прав, так и игнорирование отдельными представителями госорганов и госучреждений конкретных жизненных обстоятельств граждан. «Пенсию нельзя приравнивать к рядовым денежным выплатам, ее отличает особое целевое назначение – предоставить нетрудоспособному человеку средства к существованию. Когда вдруг выясняется, что гражданин какое-то время получал пенсию необоснованно и должен вернуть переплату, для него это всегда очень болезненно. При этом ПФР всегда решительно настроен на взыскание незаконно перечисленной пенсии именно с пенсионера», – рассказала адвокат.

По ее мнению, несмотря на позицию Конституционного и Верховного судов, территориальные органы ПФР по-прежнему будут обращаться в суды с аналогичными требованиями, а суды продолжат удовлетворять их, пока Пленум ВС четко не пропишет алгоритм действий судьи при рассмотрении таких споров. «На мой взгляд, обобщение судебной практики по делам этой категории и принятие Пленумом постановления помогут не только судьям, но и всем участникам соответствующих правоотношений», – заключила Анжелика Тамбовская.

первоисточник

Остались вопросы?

Напишите мне, я онлайн!

X




C политикой конфиденциальности в отношении обработки защищаемой информации ознакомлен